Заплатив 7% в персональный фонд, ТО не избавятся от фингарантий

Необходимость формирования персонального фонда туроператоров — одно из новшеств отраслевого закона, вступающего в силу 1 января 2017 года. В отличие от резервного (бывшего компенсационного), этот фонд предполагает иную юридическую форму — не солидарной, а персональной ответственности.

Резервный фонд рассчитан на финансирование расходов при оказании экстренной помощи туристам за рубежом, а персональный — на выплату денежных средств туристам и иным заказчикам для возмещения реального ущерба в результате неисполнения туроператором обязательств после прекращения деятельности. Учет взносов в оба фонда ведет «Турпомощь».

Ежегодный взнос в фонд персональной ответственности составляет минимум 1% от общей цены «выездного» турпродукта по итогам предыдущего года, в нынешней ситуации — 2016-го. Туроператор вправе увеличивать размер ежегодного взноса, а также сразу полностью сформировать фонд — в сумме не менее 7% от общей цены турпродукта в сфере выездного туризма за предыдущий год.

Если размер персонального фонда туроператора становится максимальным, перечисление взносов прекращается. Кроме того, не требуется финансовое обеспечение ответственности туроператора. То есть при наличии сформированного персонального фонда оператор избавляется от необходимости оформлять фингарантии. К тому же деньги, заплаченные страховщику за фингарантии, оператор теряет безвозвратно, а средства, перечисленные в персональный фонд, можно забрать, если туроператор прекращает деятельность в сфере выездного туризма, не имея неисполненных договоров, то есть цивилизованно выходит из бизнеса.

Правда, здесь ситуация пока не так однозначна, как хотелось бы. Как пояснил глава правовой комиссии РСТ, основатель юридического агентства «Персона Грата» Георгий Мохов, с персональным фондом много концептуальных и чисто технических сложностей. Перечисление первого взноса в персональный фонд производится в течение 30 дней с момента вступления закона в силу, то есть до 31 января 2017 года. Однако годовой отчетности, заверенной налоговым органом, у туроператоров к этому моменту быть еще не может, соответственно не будет определена и общая цена турпродукта. Учитывая это, по словам г-на Мохова, предполагается, что компании будут платить первый взнос в размере 100 тыс. рублей как «нулевые», не имеющие оборота, туроператоры выездного рынка. Именно такую сумму взноса определил закон для новичков и для тех, кто не имеет оборота. Затем, когда «поспеет» отчетность, размер взноса придется пересчитать в зависимости от цены турпродукта за 2016 год.

Внести в фонд уже в январе 2017 года максимальную сумму взноса в размере 7% теоретически возможно. Скорее всего, это могут сделать компании с микрооборотом — до 40 млн рублей. Но сразу получить освобождение от фингарантии не получится. Во-первых, в законе речь идет о возможности освобождения от финансового обеспечения лишь на «следующий календарный год». В готовящихся министерством культуры поправках к закону, по словам Георгия Мохова, эти слова уберут и заменят фразой «на следующий календарный месяц», а значит, правило распространится уже на нынешний календарный год. Шансы на утверждение такой поправки до конца 2016 года, как утверждают специалисты, велики. Тем не менее риск «пробуксовки» законопроекта сохраняется.

Однако даже с поправкой «освобождение» от фингарантии не произойдет сразу. В тексте поправки говорится, что «туроператор освобождается от финансовых гарантий и уплаты взносов в персональный фонд на срок с календарного квартала текущего года, следующего за календарным кварталом текущего года, в котором размер фонда персональной ответственности достиг максимального размера до 1 апреля следующего календарного года». Заявление туроператора по поводу отказа от фингарантий согласовывается «Турпомощью» и Ростуризмом, в случае предоставления недостоверных сведений в «освобождении» могут и отказать. Но в первом квартале 2017 года туроператоры не смогут посчитать окончательную сумму отчислений по той же причине — из-за отсутствия годовой отчетности. Соответственно, сформировать максимальный фонд получится не ранее второго квартала, а отказаться от фингарантий — только с третьего.

Большая часть туроператоров продлевает фингарантии в марте, у них к этому времени уже будет действовать договор со страховой компанией, заключаемый, как правило, на год. Теоретически его также можно будет расторгнуть и вернуть часть страховой премии. Законом предусмотрена, чего ранее не было, возможность досрочного расторжения договора страхования ответственности туроператора, которое осуществляется в соответствии с Гражданским кодексом РФ. Однако вряд ли страховщиков порадует такая перспектива. «Реакция страховщиков трудно предсказуема. У них еще не приняты новые правила страхования ответственности туроператоров. Например, они могут предусмотреть в договорах не выгодные туроператору условия расторжения или поднять тарифы на „короткое“ страхование», — заметил г-н Мохов. Хотя, с другой стороны, страховой случай становится менее рискованным для страховщиков, поскольку в новой версии выплаты производятся только при полном прекращении деятельности туроператора. Выплаты за ненадлежащее исполнение услуг из закона исключены.

Таким образом, если пройдет подготовленная Минкультуры поправка к 49-ФЗ и «следующий календарный год» поменяют на «следующий календарный месяц», рассчитывать на освобождение от финансовых гарантий оператор сможет не ранее июля 2017 года. Сама эта процедура также потребует времени: компания обращается с заявлением в «Турпомощь», та передает его в Ростуризм, принимается соответствующее совместное решение, и затем «Турпомощь» информирует о получении разрешения или отказе в нем.

Георгий Мохов советует туроператорам внимательно просчитать, что им выгоднее — оплатить финобеспечение или внести 7% в персональный фонд. «Главное — возврат денег из фонда персональной ответственности. Это большая редкость для такого рода фондов. Однако 7% — цифра фиксированная, а общая цена продукта — „плавающая“, так что объем 7% придется поквартально пересчитывать», — заметил он.

По оценкам эксперта, немногие туроператоры смогут внести в персональный фонд максимальную сумму и закрыть тему фингарантий. Оборот среднего туроператора составляет примерно 300 млн рублей. Ежегодный взнос в 1% — это 3 млн рублей, что чувствительно для любой компании с поквартальной оплатой. А единовременное внесение 7%, то есть 21 млн рублей, просто не по силам среднему бизнесу. При этом финобеспечение для компании с оборотом менее 40 млн рублей обойдется в 150–200 тыс. рублей, а более 40 млн — минимум в 500 — 800 тыс. Правда, все меньше страховщиков соглашаются оформлять туроператорам фингарантии, поскольку этот вид услуг оказался для них убыточным.

Остроту придает ситуации и то, что взносы рассчитываются исходя из общей цены турпродукта, а точного определения этого термина в законе нет. Дана лишь общая характеристика признаков турпродукта — комплекс услуг по перевозке и размещению туриста за общую цену и по одному договору. Из общей цены продукта будут исключаться страховки, визы, другие дополнительные услуги, то есть считать ее придется вручную.

По словам Георгия Мохова, самый популярный вопрос туроператоров на юридических консультациях — как минимально посчитать общую цену турпродукта и как в дальнейшем выстраивать деятельность туроператора, чтобы уменьшить обязательные отчисления.

Общая цена турпродукта носит заявительный, декларативный характер. Но если размер финансовой ответственности рассчитан неверно и не соответствует реальному объему деятельности туроператора, ему грозят штрафные санкции и исключение из реестра. Статья 14.51 КоАП РФ во второй части устанавливает штраф от 500 тысяч до 1 млн рублей за нарушение туроператором установленного порядка расчета размера финансового обеспечения, сообщает вОтпуск.ру.

Источник: trn-news.ru

About The Author

Быть в курсе новостей.

Related posts

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *