«Рядом сыпались камни величиной с мою голову»: неизвестность, страх и непредсказуемый финал покорения Казбека | мода на elenamalisheva

В предыдущей части кругосветный путешественник и автор InStyle Man Константин Колотов рассказал о начале подъема на гору Казбек и постоянно возникающих проблемах в связи с этой затеей. Представляем заключительную часть драматичной истории с неожиданной развязкой. О подготовке к подъему читайте в первой части повествования.

«И тут началась жесть…»


Итак, в 4:00 группы выходят к вершине. Мы сидим. Артем замешкался с оборудованием, потом туалет, потом опять оборудование. В итоге отстали на 30 минут. Я не переживаю, по виду мы парни крепкие, маршрут на ближайшие три часа знаем, нагоним.

Но не тут-то было.

Быстро Артем идти не смог. В итоге уже к имеющемуся расстоянию мы увеличиваем отрыв. Мне кажется, что это плохо, потому что маршрут обходит Казбек по дуге — и мы теряем свет фонарей двух других групп.

Где выходить на ледник? Где камнепад, о котором предупреждал Дожни и другие гиды? Где те тропы, по которым можно и камнепад обойти, и в трещину не свалиться? На все эти вопросы ответом было — идти шаг в шаг за гидами с группой.

Договорились с Артемом, что я пойду догонять ближайшую группу и буду между ней и им, чтобы и он, и я видели направление движения.

Тут надо сказать, что участок маршрута от 3660 до 4200 метров — это не прямая очевидная тропа, а протаявший ледник с сотней морен, покрытых льдом, под которыми может быть как по колено воды, так и провал метров на пятьдесят.

А также это постоянные груды камней высотой от десяти до тридцати метров каждая. И ты в темноте постоянно петляешь среди всего этого, идя то вверх, то вниз. Очень неприятно. Хуже этого в моей жизни была только тропа на Пик Ленина с высоты от 4200 до 5100 метров с сотнями трещин на леднике разной ширины.

Я же находился метрах в пятидесяти от отвесной скалы. Но, судя по Maps.me и турам, я был на маршруте. «Наверное, и гиды промахиваются», — подумал я. Но еще через тридцать минут стало понятно, что гиды не промахиваются.

В нескольких метрах от себя я начал все отчетливее и отчетливее слышать камнепад. Сыпалась не мелкая галька, сыпались хорошие такие булыжники. Некоторые величиной с мою голову. Солнце все еще не встало, и ориентировался я в основном на слух. Но и того, что я слышал, было достаточно, чтобы моментально принять решение и уходить резко влево к леднику. Туда, где я недавно видел фонари.

И тут началась жесть.

Естественно, никакой тропы здесь не было, лишь наваленные горы камней — то вверх, то вниз. Периодически мой маршрут перегораживали трещины и провалы, приходилось их огибать. Быстро идти в таких условиях не только трудно, но и очень опасно. Я шел медленно и ругал себя за то, что так халатно отнесся к своевременному выходу. Солнце появилось в тот самый момент, когда я нагнал одну из групп.

«Персонаж из омерзительной восьмерки»

Ребята отдыхали и встегивались в связку. Вел группу гид «политолог». Гид сделал мне выговор за то, что я на этом участке оставил своего напарника. Его слова отрезвили меня. Ведь действительно, правильно было бы идти не разделяясь. Когда я погнался за группами, то рассчитывал, что догоню их еще на безопасном участке, по которому мы вчера ходили. И далее буду держать их и Артема в поле зрения. Но так не вышло, и, испугавшись камнепада, резко уйдя с маршрута Maps.me, я совсем отвлекся и перестал осознавать, что оставил Артема сильно позади.

«Чего ты там бурчишь? Если не хочешь говорить со мной, то закрой рот. Потому что если продолжишь обсуждать меня вслух, то придется мне прибегнуть к закону гор. А он у вас суров, и все в нем смывается кровью». 

Парень хоть и горячий, но, очевидно, понимал, что если сейчас затеять со мной драку, то группу туристов, заплативших ему 300 евро, он может и не довести. Воцарилась тишина. Через какое-то время группа пошла выше, а я остался ждать Артема. «Вот ведь дурак», — думал я про себя. И напарника бросил, и на высоте 4100 метров чуть не затеял потасовку. Прямо персонаж омерзительной тарантиновской восьмерки.

Эту свою вспыльчивость я после объяснил себе легкой формой горной болезни и тем, что был в возбужденном состоянии. Ждать Артема пришлось около часа. Забравшись на одну из ближайших ко мне вершин, увидел его издалека и немного успокоился. С этой же вершины увидел камнепад, рядом с которым проходил. Бабах! Еще метров семьсот по маршруту Maps.me — и камни падали бы уже прямо на меня. Видимо, маршрут непригоден для августа. Или вообще устарел. По прибытии Артема мы еще отдохнули, после вцепились в связку — и уже по светлому, видя следы группы, пошли вперед. 

С этого места идти стало проще. Через тридцать минут начался ледник, и мы надели кошки.

«Здесь уже шутки заканчиваются»

Идти по леднику оказалось в разы удобнее и безопаснее, чем среди этих протаянных скал. Также на маршруте отчетливо виднелись следы, и вся моя прошлая спешка была, по сути, ни к чему. Все же я дилетант и балбес.

Идти было не холодно и до восхода солнца, а как оно встало, стало совсем тепло. Я шел в обычных флисовых перчатках, продающихся за сто рублей, и не мерз. А пока ждал Артема, снял одну теплую кофту и одни штаны. Тропа на вершину огибает Казбек и по дуге поднимается вверх, в какой-то момент пересекаясь с тропой со стороны России. В месте пересечения начинается ветер. Ничего особенного для высоты 4500 метров. Такому ветру навстречу я мог бы ехать и на велосипеде, но в какой-то момент уклон стал круче. Здесь мы почти нагнали группу с гидом и увидели, что те перешли на восхождение с ледорубом.

Ледоруб в руке нужен на случай, если альпинист сорвется с горы и покатится по ледяному склону вниз. У опытного человека есть шанс быстро зацепиться им за склон и затормозить падение. У новичка этот шанс стремится к нулю. Но уклон на Казбеке не такой серьезный, чтобы за это переживать. Да и если соскочить с тропы, то никаких полок и обрывов здесь нет: просто скатишься на седловину. 

По крайней мере, так до высоты 4800 метров. Дальше уклон становится еще круче, и есть большая трещина, в которую можно угодить, сорвавшись с тропы. Поэтому здесь шутки заканчиваются. До этого места (4800 метров) мы дошли уже с трудом. Артем начал уставать на 4500 метрах, и нам нужно делать все больше передышек.

На 4800 метрах ветер еще усилился. Мы смотрим на группу с гидом, поднявшихся на 50 метров выше нас. Ребята борются с ветром и уклоном, но идут уверенно. Кому-то из них плохо, это я определил по следам свежей рвоты на белом снегу. Их встретил уже второй раз на тропе. На этой высоте чувствовать себя плохо — это скорее нормально, чем нет. Мне же хорошо. Но то, что я ненормальный, для вас, друзья, думаю, давно не секрет.

Мы сидим у трещины, с этого места начинается крутой подъем, и остается всего 250 метров набора высоты. Час работы — и мы на вершине!

«Шаг вступил на ледник и сник»

В какой-то момент Артем говорит:

— Мне кажется, я не смогу выше подняться. 

 — В чем дело?

 — Я устал.

 — Это нормально. Мы же идем уже четыре часа вверх. Остался час. Думаешь, тот парень, что заблевал дорогу, не устал? Если есть силы, надо идти. От сиденья на месте сил тут не прибавляется. 

 — Ну я не знаю.

— Ладно Артем, если ты сейчас решишь повернуть, мы так и сделаем. Без проблем, без претензий и обид с моей стороны. Здоровье и жизнь важнее любой вершины. Решай. 

Артем засомневался, и еще десять минут в его голове шел процесс принятия решения. 

 — Пойдем выше! — сказал он после.

И мы пошли. Но шли недолго, минут десять.

 — Все, выше не могу. Руки замерзли.

Я с удивлением посмотрел на мои флисовые перчатки. В них же я езжу при температуре +40 по Цельсию, чтобы руки не сгорали от солнца. И мне в них не холодно. На Артеме же перчатки, взятые в прокате. Специальные, утепленные для восхождения.

«Шаг вступил на ледник и сник», — пришла в голову строчка из песни Высоцкого. Стало очевидно, дело не в усталости и не в холоде. Ему просто страшно. Это нормально. Страх — это нормально. Мне тоже страшно.

Собственно, я догадывался еще вчера, что увиденные горы подорвали боевой дух Артема, и поэтому он хотел спуститься даже без попытки штурма. Но тогда я сомневался и думал, что в основном его смущают затраты. Я предложил ему взять у меня взаймы сколько нужно и на необходимый срок. Он согласился. Но все же причина оказалась банальнее — страх.

«Страх — это нормально»

Как много в жизни проходит мимо нас из-за страха.

Вот прошла красивая девочка, прошла и даже подмигнула. Сердце екнуло, возможно, это была та самая, посланная судьбой, вселенной специально для тебя. Но страх сдавил горло и не позволил встать со стула навстречу ей, не позволил выдавить из себя ни слова. И судьба твоя больше не красивая девушка, а та, что осталась не востребованной другими. Или тебя самого подобрали, как котенка.

А вот мимо прошла работа мечты или бизнес, который мог бы дать тебе доход для подъема семьи, детей. Который наполнил бы жизнь интересом и куражом, но страх нарисовал тебе картину страшнее адских котлов, картину неизвестности перед будущим. И ты упустил дело, предначертанное тебе.

А за ним страх отогнал от тебя и друзей, и хобби, и смысл жизни. Все, что делало тебя живым, все, что, по сути, и есть основа жизни — неизвестность следующего мига, дня, года. Страх стальными канатами связал тебя с крохотной зоной комфорта, которая и комфортом-то не была никогда. Лишь компромиссом перед известным тебе чистилищем и ужасом неизвестного бытия.

Такова жизнь.

Знаете ли вы секрет того, как победить страх? Я этот секрет узнал.

Страх нельзя победить. Страх — это нормально. Жизнь не гарантирует, что все будет прекрасно. Жизнь не гарантирует, что не будет больно. Жизнь вообще гарантирует только одно — твою смерть. 

Все остальное просто случается. И как бы ни было страшно подниматься на очередную вершину, нужно просто сжать зубы и сделать это, помня, что в конце все будет отлично. А если что-то сейчас не так, то просто это еще не конец!

«Это еще не конец»

Вниз мы спускались легко. «Катиться под гору» всегда проще, и это отличный идентификатор. Если вам сильно легко, вероятно, ваша жизнь катится с горы. Я катился вниз, не поднявшись на вершину Казбека всего 200 метров. Полный сил, согретый солнышком и улыбающийся.

Пусть сегодня не получилось, но это значит, что еще не конец. У меня был повод грустить. Я же не поднялся. Но решил думать о хорошем. Я улыбался и вспоминал моего друга Женю. С Женей мы когда-то «на зубах» забирались на вершину Эльбруса, лезли сквозь грозу, ураган и обмороки. Так же и даже еще тяжелее — сквозь слезы — лезли к вершине Памир. А как-то Женек даже ослеп на один глаз, но, отмахнувшись, сказал: «А, пройдет». Шел выше к облакам, туда, где можно быть сбитым боингом, потому что они летают уже на высоте 7000 метров. Обморозив руки и нос, пересекая свой собственный предел допустимого, он шел. 

Кто-то скажет: безумец, самоубийца. Но это не так. Наоборот, в нем огонь жизни горит так ярко, что его не потушить ни урагану, ни горам. Не затушит его огонь даже смерть, потому что о его жизни будут своим детям рассказывать его друзья. Но я желаю ему здоровья и чтобы это произошло еще очень не скоро. 

Я шел и посылал почти с вершины Казбека Женьке лучи тепла и радости, а вместе с Женей я вспоминал и всех вас, друзья, — читателей моих статей и всех, благодаря кому я побывал сегодня на этой почти вершине. Благодаря кому я живу жизнью своей мечты! 

С вершины мы спустились без приключений. Немного отдохнули, после чего собрали палатку и спустились в Степанцминду. Спустившись, могу сказать, что Казбек — достойная гора. Красивая, сильная, имеющая свой характер и любящая смелых. Не стоит ее недооценивать.

Сейчас же мы с Жанной отправляемся к морю, в деревню Варджанисе, где живут наши друзья.

Я напутешествовался по Грузии и хочу дней десять отдохнуть вдалеке от людей.

Буду писать для вас статьи и продолжение книги.

Источник: instyle.ru

About The Author

Быть в курсе новостей.

Related posts