Деми Мур, Кейт Мосс и Белла Хадид первыми примерили вещи из дебютной коллекции Кима Джонса для Fendi | мода на elenamalisheva

Показ прошел в рамках Недели высокой моды в Париже. 

Многие называют этот показ новой главой в истории римского дома моды, сам же Ким Джонс очерчивает безграничное будущее для себя и для Fendi. Эту коллекцию ждали многие, от критиков до верных поклонников бренда и творчества Джонса. И вот, впервые вступая на тропу женского кутюра, Джонс доверяет свой дебют литературе. Вдохновение для первой кутюрной коллекции дизайнер черпает в произведении Вирджинии Вулф «Орландо». Отсылки к роману читаются во всем: от декораций шоу до элементов на самих образах и аксессуарах. 


Джонс отдает дань уважения историческому наследию модного дома, вспоминая работы Карла Лагерфельда, а также погружается в глубокие размышления о времени, связи между мужским и женским, о дуальности и агендерности. Как для мужского дизайнера, впервые принявшегося работать с женской одеждой, выбор такой темы оказался вполне логичным. Интересно, что в коллекции не было как таковых попыток сделать кутюр маскулинным, разве что пара образов с брючными костюмами. Вместо этого наряды получились нарочито женственными, и даже несколько моделей-мужчин облачились на подиуме в платья и романтичные блузы, а образы их дополнила яркая помада. 

1 / 10










Процесс перехода от одного состояния к другому (в романе — от мужчины к женщине, а для дизайнера — от мужского дизайна к женскому) отражает двойные наряды: несколько образов были будто сшиты из женственного платья и строго пиджака. Джонс искусно работает с шелком, полупрозрачные и почти невесомые платья расшивает блестящими нитями и жемчужинами, а любимые Лагерфельдом меховые пальто переосмысливает в новом формате — теперь они созданы из цветочных бутонов. Жаккардовые платья и костюмы со шлейфом делают коллекцию еще более величественной и важной. 

Дизайнер совершает и путешествие во времени, откатывая машину времени к истокам модного дома, а также возвращая в коллекцию знаковые для бренда детали, как, например, монограммы Karligraphy из последней коллекции Лагерфельда, которые теперь вышиты бисером на сапогах. Путешествует модельер и по главам собственной жизни: в коллекцию переносятся воспоминания из детства Джонса, мотивы из поместья Чарлстон в Сассексе, расположенного неподалеку от того места, где жил дизайнер. Они появляются в качестве украшенных бусинами сапог и расписанных вручную каблуков, а фрески Ванессы Белл и Дункана Гранта интегрированы в декоративные вышивки на платьях.

1 / 9









Представить дебютную коллекцию модельер доверил близким подругам и музам. Показ открыла Деми Мур, а за ней на подиуме появились Белла Хадид, Кейт и Лила Мосс, Кара Делевинь, Адвоа Абоа и Наоми Кэмпбелл. Только ради Fendi и Кима Джонса они слетелись в Париж. «Fendi олицетворяет высочайшее качество ручной работы, и все это определено семьей, — рассказал о своей первой коллекции Джонс. –– У руля третье поколение Фенди, я же играю роль специального гостя в то время, как вступает четвертое. Здесь меня окружают сильные и могущественные женщины, которых я люблю и уважаю и чью энергию я хочу вложить в то, что делаю».

Специально для показа Fendi выстроили стеклянные лабиринты внутри дворца, в которых воссоздали растительные ландшафты. Лабиринт стал отсылкой и к литературному произведению, поиску себя, путешествию от женского к мужскому, а также и к новой реальности. Ведь и мы сейчас живем будто за прозрачной стеной: наделенные возможностью наблюдать за происходящим вокруг, но наши взаимодействия все еще ограничены. Но вместе с Fendi и ее новым креативным директором есть время и повод помечтать о том, что скоро все наладится. 

Источник: instyle.ru

About The Author

Быть в курсе новостей.

Related posts